Проповедь святителя Макария Невского при освящении храма в 1908 году

Некогда, расхаживая по новоустроенным царским чертогам, обозревая величественные здания и стены города, царь Навуходоносор сказал: «Это ли не величественный Вавилон, который построил я силою моего могущества и в славу моего величия!» Еще речь была в устах царя, как был с неба голос: «Тебе говорят, царь Навуходоносор: царство отошло от тебя, и отлучат тебя от людей, и будет обитание твое с полевыми зверями: травою будут кормить тебя, как вола, и семь времен пройдут над тобою, доколе познаешь, что Всевышний владычествует над тобою, доколе познаешь, что Всевышний владычествует над царством человеческим и дает его, кому хочет». Тотчас и исполнилось это слово над Навуходоносором, и отлучен он был от людей, ел траву, как вол, и орошалось тело его росою, так что волосы у него выросли, как у льва, и ногти у него, как у птицы. Что было далее, как возвратилось к нему сознание, царь рассказывал сам. «По окончании дней тех, я, Навуходоносор, возвел глаза мои к небу, и разум мой возвратился ко мне, благословил я Всевышнего и прославил Присносущего».

Очевидно, что с Навуходоносором произошло умопомешательство и что допущена была болезнь души по определению свыше. За горделивое мнение о своем могуществе и величии царь наказан был приведением его в крайне беспомощное и уничиженное состояние: тот, кто мечтал взойти выше звезд и быть подобным Всевышнему, низводится в состояние животного, должен жить, как животное, и питаться, как вол.

Здесь видно соответствие между преступлением и наказанием. Видно также, что здесь наказание приведено в исполнение особенною Божественною силою. Умопомешательство есть болезнь души; причиной ее, в данном случае, послужил грех — горделивое самомнение. По мнению христианских подвижников благочестия, этих опытнейших психологов, гордость уже сама по себе есть начало умопомешательства. Не свидетельствует ли о том и врачебная наука, нередко встречающая страдающих манией величия? Эта болезнь начинается сначала высоким мнением о своих заслугах, о своих способностях; потом требует от всех почестей и, наконец, восходит до недосягаемого для других величия, говорящего о себе: я — князь, я — царь царей, я — Бог.

Если гордость влечет за собой как естественное последствие и в то же время как наказание — болезнь умопомешательства, то и другие пороки не так же ли влекут за собой болезни как естественные последствия греха и в то же время служащие наказанием за грех? Возьмем для примера пороки пьянства, разврата. Кто не знает того, что эти пороки влекут за собой не одну болезнь, но рой болезней и бедствий? Возьмите злобу, обман, корыстолюбие; не наказывают ли эти пороки сами себя разнообразными болезнями и страданиями?

Порок есть нарушение нравственного или физического закона. И грех есть беззаконие — нарушение закона. Нарушение закона, по закону правды, требует наказания. Не было греха — не было и наказания. Не было греха — не было и болезней, не было и смерти, как последствия болезней. Вошел грех — вошли болезни и смерть. Смерть есть оброк греха, т.е. грех расплачивается за себя смертью. Но люди меньше всего обращают внимание на эту мировую первопричину болезней и смерти, и выходит у них борьба с болезнями как бы борьбой с ветром.

Что же? Говоря так, неужели мы не признаем пользы врачебных, подобных настоящему, и других благотворительных учреждений? Отнюдь нет. Мы желали бы только, чтобы таковые учреждения больше и больше множились. Но в то же время мы желали бы, чтобы, наравне с больницами и институтами врачей, умножались и такие учреждения, в которых практически проходилась бы наука о борьбе с грехом и пороками; чтобы все, именующиеся христианами, усвоили дух христианства, чтобы они не по имени только, а и по убеждениям, и по жизни были христианами, соблюдающими все правила христианской жизни, всю церковную дисциплину; притом — не одну внешность, но дух всего этого; чтобы множился институт истинных духовных врачей, умеющих врачевать болезни души, — чтобы множились храмы Божии, как институты благочестия, как духовные врачебницы, — чтобы множились школы, в которых молодое поколение воспитывалось бы в правилах благочестия, — чтобы христиане объединились в ограде Церкви для борьбы с народными пороками, каковы: пьянство, разврат и тому подобные. Если бы одновременно с этой борьбой с болезнями, какую ведет врачебная наука с ее институтами, велась борьба с грехами и пороками, как первопричиной болезней и страданий, то человечество в христианстве, как лучшей своей части, обладающей наибольшими силами для этой борьбы, еще здесь стало бы предвкушать то блаженное состояние, какое было сначала и какое мы, верующие, ожидаем тогда, когда начнется жизнь при новых условиях, где нет греха, откуда бегут болезни, печаль и воздыхание.

Но обратимся к настоящему прекраснейшему и полезнейшему учреждению, на торжество открытия которого в настоящий день мы собрались. Молитвенно пожелаем ему умножения средств для борьбы с болезнями и, при помощи Божией, успехов таковой борьбе. Не пренебрегаем и тою мыслью, как бы неосуществимою, что для успеха борьбы с болезнями необходима борьба с грехом, какой мы все, в большей или меньшей мере, носим в себе; а также нужна скорейшая и дружная борьба с народными пороками как причиной болезней, усиленной смертности и разнообразных народных бедствий. К счастью человечества, ему дана и способность бороться с болезнями и бедствиями, как последствиями греха. Назначивший болезнь как наказание за грех, в то же время дал и врачевство от болезни. Он создал и врачевство для борьбы с болезнью. Явилось на земле сословие врачей и сеть врачебниц. Христианство создало это множество благотворительных учреждений, которыми теперь изобилуют все христианские страны, а от них стали распространяться и среди нехристианских народов.

Но несмотря на усиленную борьбу людей с болезнями и бедствиями, те и другие не перестают мучить людей. — В чем заключается причина безуспешности этой борьбы? Не в том ли, главным образом, что люди стали бороться не с первопричиной этих страданий, а только с последствиями этой первопричины, с кажущимися непосредственными причинами их? Они, так сказать, выгоняют болезни и страдания чрез дверь, а те и другие входят то чрез скважины дома, то чрез окна. К несчастью, люди не хотят верить, что первопричиной болезни и вообще страданий служит грех и что с этой первопричиной и следовало бы прежде и больше всего бороться. Дойдет ли когда-либо человечество до признания той Богооткровенной истины, что для успеха борьбы с болезнями и бедствиями нужно начать усиленную борьбу с пороками, — это ведает Бог; но теперь пока слава Богу и за то участие, которое принимает христианское правительство и общество в облегчении бедственной участи тех несчастных, для которых учреждаются многостоящие врачебницы, подобные настоящей, нужды которых сознаются обществами и отдельными лицами, не щадящими даже дорогой платы, какую нужно вносить за помещаемых здесь, что усмотреть можно из того, что сравнительно в короткий срок это огромнейшее здание скоро стало наполняться нуждающимися в нем.

Да почиет Божие благословение на этом богоугодном и человеколюбивом учреждении, на всех приходящих сюда, обитающих в нем и служащих здесь.

Количество просмотров (21)